Меню

12 апреля космос будет наш

Космос будет наш! Советская мечта о звездах и ее отражение в отечественной культуре

12 апреля 1961 года состоялось первое путешествие советского человека в космос. «Капитан первого звездолета — наш, советский!» — гласили заголовки газет. Эта космическая победа стала одним из главным символов оттепели и симптомом больших надежд. Если уж в космос сумели забраться (да еще и опередив американцев!), то и коммунизм как-нибудь построим. А Юрий Гагарин стал уникальной фигурой советской мифологии — первым официальным героем, который был и героем народным. Всем хорошо запомнилась его улыбка и трогательно развязавшийся шнурок, хорошо заметный в хронике. А во время торжественной встречи на улицах Москвы от толпы отделился один человек и бросился к машине Гагарина. Остановить его никто не посмел. Никто не мог подумать, что в руках у него может быть что-то, кроме цветов. Ликование было всенародным.

Русский космизм

Путь к этому космическому триумфу был начат задолго до этого. В 1892 году скромный преподаватель физики в Калужском уездном училище Константин Циолковский заявляет: «Земля — колыбель человечества, но нельзя вечно жить в колыбели». Циолковский стал родоначальником такого уникального направления русской философии, как космизм. Задолго до того, как стали возможны космические перелеты, философы призывали к переселению на другие планеты.

Поэт Валерий Брюсов восхищался:

«Поистине только русский дух мог поставить такую грандиозную задачу — заселить человечеством Вселенную. Космизм! Каково! Никто до Циолковского не мыслил такими масштабами!»

Для отечественных мечтателей покорение космоса было делом не практическим, а идеалистическим. Философ Николай Федоров, исповедовавший «философию общего дела», говорил, что жить нужно не для себя, а со всеми и для всех. Он мечтал о воскрешении мертвых, «поколения отцов».

Следовательно, заселять другие планеты нужно было, чтобы найти место для проживания мертвых, ведь земля просто не сможет вместить всех.

Любопытно, что эти утопические фантазии не мешали придумывать практические вещи. Тот же Циолковский в 1920 году пишет научно-фантастическую повесть «Вне земли», в которой излагает свою строго обоснованную программу по осуществлению межпланетных путешествий. Он обосновывал использование ракет для полетов в космос, пришел к выводу о необходимости использования «ракетных поездов» — прототипов многоступенчатых ракет, рассчитывал количество топлива, необходимого для полета.

Чертеж первого космического корабля К. Э. Циолковского (из рукописи «Свободное пространство», 1883). Источник

Окружающие недолюбливали Циолковского. Из-за глухоты и погруженности в себя он производил впечатление человека неласкового. Писатель Виктор Шкловский вспоминает свою встречу с ним:

«Циолковского не то, что не знали, его знали и презирали, не замечали и замалчивали. Смеялись. Циолковский жил капустным полем, которое он сам обрабатывал. Во всей тихой Калуге у него был один друг, товарищ — это был аптекарь. Тоже тихий человек. Циолковский сказал тихим голосом: — У Вас большой лоб. Вы должны разговаривать с ангелами. — Нет, — сказал я. Циолковский ответил: — А я каждый день. Может быть, я ему показался ангелом-спасителем. Сын его застрелился от голода».

Циолковский был настоящим фанатиком, готовым пожертвовать бытовым комфортом, ради своих идей. Вспоминая о своей юности, он писал:

«Я помню отлично, что, кроме воды и черного хлеба, ничего не было. Каждые три дня я ходил в булочную и покупал там на 9 коп. хлеба. Ходил я с длинными волосами просто оттого, что некогда стричь волосы. Я все же был счастлив своими идеями, и черный хлеб меня нисколько не огорчал».

Марсианские хроники Маяковского

Социалистическая революция была очень похожим проектом построения рая. Только для этого не нужно было лететь на соседние планеты. Рай предполагалось построить прямо на земле. Неудивительно, что многие поэты и художники, разделявшие мечты о светлом будущем человечества, грезили о покорении других планет.

Они мечтали не просто о революции всемирной — вселенской!

Художники в буквальном смысле слова искали способы преодолеть земное тяготение. Отрывок из мемуаров искусствоведа Брюса Чатвина позволяет немножко представить масштаб амбиций тех лет:

«Архитектор Бертольд Любеткин, учившийся во ВХУТЕМАСе, вспоминал в беседе со мной зиму 1918-го. Его однокашник по фамилии Колесников представил в училище проект по превращению земли в свой собственный глобус, для чего следовало протянуть от полюса к полюсу стальную дугу, на которой художник мог бы проводить дни и ночи».

Космическая тема стала настойчивым мотивом в творчестве пролетарских поэтов, создающих многочисленные образы космической революции. «Нашей планете найдем мы иной ослепительный путь» (В. Кириллов), «Звезды в ряд построим, в вожжи впряжем луну» (он же), «Воздвигнем на каналах Марса дворец Свободы Мировой» (М. Герасимов) и т. д.

Роман Герберта Уэллса «Война миров», повествующий о нападении агрессивных марсиан на планету Земля, был впервые издан в России еще в 1898 году и оказал заметное влияние на футуристов. В 1916 году выходит знаменитый антивоенный манифест Велимира Хлебникова «Труба марсиан», в котором футуристы переводятся «из разряда людей в разряд марсиан». В думу марсиан поэт приглашает на правах гостей английского писателя Герберта Уэллса и итальянского футуриста Филиппо Томмазо Маринетти. Возглас «Улля, улля, марсиане!» Хлебников определенно заимствует именно у Уэллса. «Люди и звезды — братва!» — заявляет он в одном из своих стихотворений 1920-х годов.

Большеголовые,
в красном сияньи.
с Марса слетевшие, встали марсиане.

Грезит о неземных маршрутах Владимир Маяковский в поэме «150 000 000».

«Мы желаем звездам тыкать», фамильярничает Хлебников. А Маяковский словно отвечает ему:

Я знаю —
солнце померкло б, увидев
наших душ золотые россыпи!

«Облако в штанах», 1914

И мы,
и Марс,
планеты обе
слетелись
к бывшей
пустыне Гоби.

«Два мая», 1925

В поэме «Пятый интернационал»:

Каждая небесная сила
по-своему голосила.
Раз!
Раз! —
это близко,
совсем близко
выворачивается Марс.

Даже камерный Северянин был не чужд этой космической эстетике:

Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Из Москвы — в Нагасаки! Из Нью-Йорка— на Марс!

В 1908 году выходит роман «Красная звезда». Его автор, Александр Богданов, был типичным представителем своей эпохи. Фанатик и идеалист, ученый и экспериментатор, принимал деятельное участие в событиях первой русской революции. Он ставил на себе опыты по переливанию крови и погиб во время одного из них.

Читайте также:  Что такое космос презинтация

«Красная звезда». Обложка романа. Источник

Красный Марс, видимо, казался ему идейно близким уже благодаря одному своему цвету. Главный герой романа Леонид знакомится со странным существом по имени Мэнни. Тот оказывается марсианином и приглашает героя в гости на свою планету. Леонид немного колеблется: «Но как мне быть с моей революционной работой? Вы сами, по-видимому, социал-демократ и поймете мое затруднение», — и всё же принимает приглашение. Прибыв на Марс, Леонид чувствует себя в своей стихии: «Заботливый Нэтти предлагал мне предохранительные очки, чтобы избавиться от непривычного раздражения глаз. Я отказался. Это цвет нашего социалистического знамени, — сказал я. — Должен же я освоиться с вашей социалистической природой».

Роман Алексея Толстого «Аэлита» стал первым романом об экспорте отечественной революции. И не за границу, а прямиком на Марс. Инженер Лось в компании с демобилизованным красноармейцем отправляются в межпланетное путешествие. На Марсе они становятся свидетелями непримиримых социальных противоречий и помогают марсианам побороть рабовладельческий строй.

«В зеркальной стене появилась странная картина: на центральной площади — озабоченные, шепчущиеся кучки марсиан. Исчезли столики с мостовой, цветы, пестрые зонтики. Появился отряд солдат, — шел треугольником, как страшные куклы, с каменными лицами. Далее — на торговой улице, — бегущая толпа, свалка, и какой-то марсианин, вылетевший из драки винтом на мышиных крыльях. На одной из крупнейших фабрик гудящие толпы рабочих, возбужденные, мрачные, свирепые лица. В городе, видимо, произошло какое-то событие чрезвычайной важности».

Космос в кино

Первым советским фильмом на космическую тему была как раз экранизация «Аэлиты», снятая в 1924 году режиссером Протазановым. Фильм знаменит авангардными декорациями Александры Экстер, улыбкой артиста Баталова (дядя всем известного актера) и негативными отзывами в прессе. Протазанов, на тот момент недавно вернувшийся из эмиграции, очень хотел показать свою лояльность новому режиму. В результате снял эклектичную картину, с ревностью, изменами и убийствами, которая была приправлена правильным «комсомольским» душком. Фильм прошел в прокате с большим успехом. Но критика яростно на него ополчилась, и в официальную историю кино он вошел как неудавшийся эксперимент немолодого мастера.

Поэтому о протазановской «Аэлите» предпочитали стыдливо помалкивать. И первым по-настоящему советским фильмом на космическую тему считался «Космический рейс» Василия Журавлева, вышедший в 1935 году.

Василий Журавлев, крепко ушибленный космической темой, в 1923 году приехал в Москву из Ростова с одним желанием: поставить собственный большой фильм. «Кто я? Что собой представляю в свои 19 лет? Я умею запрячь лошадь и управиться с ломовой телегой, имею право водить автомобили всех марок и трактор „Фордзон“; я видел боевые схватки и стычки; мучаясь голодом, сторожил хлебные горы; встречал самоотверженных героев и разложившихся карьеристов; научился доставать все, что надо, несмотря ни на что; умею стрелять и играть на корнет-а-пистоне, голова моя до предела набита своими и чужими житейскими историями; я исписал горы канцелярщины и писем за своих неграмотных товарищей, прочел множество книг, большей частью приключенческих или просто случайных; просмотрел сотни фильмов и 83 оперетты… Какая мне польза от этого „багажа“? Что даст он мне для той новой жизни, в какой вообще неизвестно, что меня ждет…», размышлял молодой творец в поезде Москва — Ростов.

У него никак не выходила из головы повесть Жюля Верна «Из пушки на Луну», прочитанная детстве. Тому фильму не суждено было состояться, зато сюжет его выкупила контора Госкино, и так получился один из первых советских мультфильмов «Межпланетная революция». Политический шарж об экспорте революции на другие планеты со свастиками, инфернальными буржуями и грубоватой эстетикой.

«Межпланетная революция», кадр из мультфильма. Источник

«Межпланетная революция», мультфильм

А когда Журавлев вернулся к замыслу фильма о полете на Луну, консультантом к себе он позвал всё того же Циолковского. Ведь ему хотелось сделать фильм максимально правдоподобным. Тот с радостью поддержал: «Вздорную фильму не хотелось бы ставить». Для Циолковского фильм стал уникальной возможностью реализовать свои замыслы хотя бы на экране:

«Когда я в первый раз вышел из звездолета на Луну, на мне был скафандр. Я сделал легкий прыжок вперед и улетел на несколько метров…»

Во время подготовки к съемкам Циолковский сделал 30 чертежей ракетоплана, а рисунки, созданные Циолковским в процессе подготовки к фильму, позднее были объединены в «Альбом космических путешествий».

Рисунок Циолковского. Источник

Кстати, многие предсказания Циолковского сбудутся в будущем: будет широко использоваться радио, полетят в космос животные, космонавты вернутся домой на парашютах. Но он не увидит этого даже на экране: не доживет четыре месяца до премьеры фильма.

«Космический рейс», фильм

Своеобразной рифмой к фильму «Космический рейс» становится мультфильм «Полет на Луну» (1953). В нем на Луну отправляется аналогичный экипаж: старик-профессор, юная девушка и ребенок. Повторяется коллизия с поиском пропавшего товарища на поверхности Луны. Повторяется даже знакомая шутка про лунные морозы. В фильме Журавлева жена профессора говорит: «Полетел мой старик на Луну, а валенки забыл». Здесь звучит реплика: «На Луне 150 градусов морозы, а профессор улетел без калош. Так на Луну не летают».

«Полет на Луну», мультфильм

«В нашем обществе трое: я — русский, Коля Хомяков, Петя Терещенко — украинец, а Сэнди Робинсон — негр», — свидетельствует пионер от имени Международного общества межпланетных сообщений имени Циолковского. За несколько лет до полета Гагарина покорение космоса рисуется делом не только мирным, но и интернациональным.

Читайте также:  Получение информации с космоса

В 1960–1970-е годы появляется новая волна космических эпопей разного рода. Начиная от фильмов Павла Клушанцева, который первым соединил научпоп с научной фантастикой, и заканчивая философскими притчами Андрея Тарковского.

Какие-то из них смотрятся сегодня вызывающим анахронизмом, какие-то до сих пор интересно смотреть. Как, скажем, фильм «Дознание пилота Пиркса» польского режиссера Марека Пестрака. Типичный пример «плохого кино», которое воспринимается уже как эстетический феномен. Или фильм Ричарда Викторова «Отроки во вселенной», авторы которого опередили свое время. И облик их роботов с шипами, торчащими из головы, напоминает ни много ни мало злодея из фильма «Восставший из ада».

«Отроки во вселенной» (1974), кадр из фильма. Источник «Восставший из ада» (1987), кадр из фильма. Источник

Источник

День космонавтики. Наша страна — космическая держава, и этим стоит гордиться!

12 апреля в России отмечают День космонавтики, а весь мир – Международный день авиации и космонавтики. Этот праздник приурочен к первой дате полета человека в космос.

Как известно, первым человеком, полетевшим в космос, был советский космонавт Юрий Алексеевич Гагарин. С тех пор прошло почти шестьдесят лет, но Россия остается одним из мировых лидеров в сфере освоения космического пространства. И именно поэтому День космонавтики в нашей стране вполне может считаться не узкопрофессиональным, а общенародным праздником.

12 апреля 1961 года старший лейтенант Юрий Гагарин на космическом корабле «Восток-1» впервые в мировой истории облетел Землю по орбите. Так началась эпоха активного изучения космоса посредством пилотируемых космических полетов. Юрий Гагарин получил всемирную известность, а на родине его заслуги были отмечены Золотой Звездой Героя Советского Союза и досрочно присвоенным званием майора.

К отправке человека в космос в Советском Союзе готовились очень тщательно. Выбор кандидатов в космонавты проходил под личным контролем главного конструктора Особого конструкторского бюро № 1 Госкомитета Совета Министров СССР по оборонной технике Сергея Павловича Королева. Королев был убежден, что лететь в космос должен профессиональный военный летчик реактивной истребительной авиации. Были и критерии к возрасту, внешним данным, здоровью. Само собой, что здоровье должно было быть идеальным, возраст – около тридцати лет, рост – не более 170 см, вес – до 68-70 кг. В отряде космонавтов, в котором осуществлялась подготовка специалистов к выходу в космос, сразу выявились два потенциальных кандидата.

Старшему лейтенанту Юрию Алексеевичу Гагарину было 27 лет. Выходец из крестьянской семьи, он окончил 1-е военное авиационное училище лётчиков имени К. Е. Ворошилова в Чкалове (ныне – Оренбург), служил в морской авиации, в 769-м истребительном авиационном полку122-й истребительной авиационной дивизии ВВС Северного флота. К концу 1959 года старший лейтенант Гагарин налетал 265 часов, имел квалификацию военного летчика 3-го класса.

Дублер Юрия Гагарина Герман Степанович Титов, также носивший погоны старшего лейтенанта, был чуть младше Гагарина – ему было 25 лет. После призыва в армию он окончил 9-ю военную авиационную школу летчиков в Кустанае и Сталинградское военное авиационное училище летчиков им. Краснознаменного сталинградского пролетариата в Новосибирске, после чего служил в 26-м гвардейском авиационном полку ВВС Ленинградского военного округа.

Помимо Гагарина и Титова, в первую шестерку советских космонавтов были зачислены также Григорий Нелюбов, Андриян Николаев, Павел Попович и Валерий Быковский. Все они были летчиками Военно-воздушных сил и авиации Военно-морского флота СССР, отличались прекрасным здоровьем, качественной подготовкой и, что не менее важно, целеустремленностью и искренним желанием полететь в космос. В конечном итоге, руководство склонилось к выбору Юрия Гагарина в качестве первого человека, которого Советский Союз отправит в космос. Разумеется, сыграли свою роль и природная харизма молодого офицера, его знаменитая «гагаринская» улыбка, и «простое» происхождение – Гагарин идеально подходил на роль первого космонавта.

25 января 1961 года главнокомандующий ВВС СССР приказал зачислить всех шестерых членов группы на должности космонавтов ВВС. 23 марта 1961 года командиром отряда космонавтов был назначен Юрий Гагарин. Уже одно это назначение свидетельствовало о том доверии, которое у командования возникло к молодому старшему лейтенанту. Ведь в подчинении у Гагарина оказались и офицеры более старшего возраста – если Гагарин был 1934 года рождения, то Андриян Николаев – 1929 года рождения, а Павел Попович – 1930 года рождения.

Ускоренные темпы организации первого полета в космос объяснялись тем, что Сергей Королев очень беспокоился, не полетят ли американцы раньше нас. В распоряжении Королева была информация, что США готовят запуск человека в космос на 20 апреля 1961 года. Поэтому старт советского космического корабля было решено назначить на вторую декаду апреля – между 11 и 17 апреля 1961 года. На заседании Государственной комиссии была одобрена кандидатура Гагарина, Титов назначен его дублером.

3 апреля 1961 года, за девять дней до полета в космос Юрия Гагарина, состоялось специальное заседание Президиума ЦК КПСС, которое проводил лично секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев. С докладом выступил заместитель Председателя Совета Министров СССР Дмитрий Федорович Устинов. По результатам доклада Президиум ЦК КПСС принял решение о запуске в космос советского космонавта.

Спустя пять дней, 8 апреля 1961 года, на закрытом заседании Государственной комиссии по пуску космического корабля «Восток», проходившем под председательством руководителя Государственного комитета Совета Министров СССР по оборонной технике Константина Николаевича Руднева, было утверждено первое в истории человечества задание на космический полет.

В задании, подписанном Сергеем Королевым и начальником отдела по подготовке и обеспечению космических полётов Главного штаба ВВС генерал-лейтенантом авиации Николаем Каманиным, подчеркивалось:

На заседании комиссии было принято окончательное решение об отправке в космос старшего лейтенанта Юрия Алексеевича Гагарина.

Полет Юрия Гагарина открыл эру освоения космоса посредством участия человека в космических полетах. Но было у первого полета в космос и политическое значение – отправив первого космонавта, Советский Союз продемонстрировал всему миру, что он может, во-первых, конкурировать с Соединенными Штатами на равных и во многом превосходить их, а во-вторых, что СССР является флагманом мирового научно-технического прогресса и использует свой интеллектуальный и технический потенциал в интересах человечества.

Читайте также:  Ручной труд по теме космос подготовительная группа

Космический корабль «Восток-1» с космонавтом Юрием Гагариным на борту стартовал с космодрома Байконур 12 апреля 1961 года в 09:07 по московскому времени. Непосредственное руководство стартовой командой осуществлял инженер-подполковник ракетных войск Анатолий Семенович Кириллов. Именно он отдавал команды по этапам пуска ракеты и наблюдал ее в перископ из командного бункера.

В самом начале подъема ракеты Юрий Гагарин воскликнул: «Поехали!». Эти слова первого советского космонавта стали своеобразным девизом наступившей новой эры в истории человечества – эры освоения космоса. Происхождение этой фразы, разумеется, впоследствии заинтересовало историков. Выяснилось, что говорить «Поехали!» предпочитал летчик-испытатель Марк Лазаревич Галлай, который был инструктором в первом отряде космонавтов. Он считал, что такой неформальный стиль более благоприятно сказывается на психологическом комфорте космонавтов. Сам Галлай впоследствии вспоминал, что такая фраза была очень распространена именно среди летчиков-испытателей, откуда и перекочевала в отряд космонавтов.

Когда Королев принимал решение о скорейшем запуске человека в космос из опасений, что американцы могут опередить нас, он был абсолютно прав – американцы шли буквально по пятам. 12 апреля в космос полетел Юрий Гагарин, а уже 5 мая, менее чем через месяц, американцы запустили в космос астронавта Алана Шепарда. 21 июля 1961 г. в космос полетел еще один американец – Вирджил Гриссом. На его полет Советский Союз ответил запуском в космос второго советского космонавта – 6 августа 1961 года на корабле «Восток-2» в космос отправился Герман Титов.

В 1962 году Советский Союз отправил в космос еще двух космонавтов – 11 августа полетел Андриян Николаев, а 12 августа – Павел Попович. 14 июня 1963 года в космос отправился Валерий Быковский, а 16 июня 1963 года впервые в мировой истории в космос полетела женщина-космонавт – Валентина Владимировна Терешкова. Это был еще один масштабный эксперимент – Сергей Королев после успешных запусков Гагарина, Титова, Николаева, Поповича и Быковского решил отправить в космос женщину, чтобы еще раз подчеркнуть равенство полов в Советском Союзе и опять поставить мировой рекорд. Выбор пал на Валентину Терешкову.

В отличие от первых пяти космонавтов, бывших кадровыми офицерами морской авиации и военно-воздушных сил, Валентина Терешкова не имела никакого отношения к вооруженным силам. Она была самой обычной работницей текстильной фабрики, незадолго до зачисления в отряд космонавтов окончившей заочный техникум легкой промышленности.

Впрочем, с 1959 года Терешкова занималась парашютным спортом в Ярославском аэроклубе и выполнила 90 прыжков с парашютом. Когда стали подбирать кандидатуру женщины-космонавта, выбор пал на 26-летнюю Валентину Терешкову. Вместе с другими кандидатами – женщинами она была зачислена в отряд космонавтов и получила звание рядового вооруженных сил. 15 декабря 1962 года ей было присвоено звание младшего лейтенанта, 16 июня 1963 года – лейтенанта и в тот же день – капитана, а 9 января 1965 года 27-летняя Терешкова уже одела майорские погоны.

В 1964 году Советский Союз вновь поставил рекорды. Во-первых, 12 октября 1964 года в космос впервые вышел многоместный космический корабль. На нем летели Владимир Михайлович Комаров, Константин Петрович Феоктистов и Борис Борисович Егоров. Во-вторых, в полете на многоместном корабле впервые участвовали гражданские специалисты. Из трех космонавтов кадровым военным был только Владимир Михайлович Комаров. 37-летний инженер-подполковник авиации Комаров в день полета получил следующее воинское звание инженер-полковника. Он был выпускником Батайского военного авиационного училища им. К.А. Серова и 1-го факультета авиационного вооружения Военно-воздушной академии им. Н.Е. Жуковского, служил в НИИ Военно-воздушных сил на должностях помощника ведущего инженера и испытателя 3 отделения 5 отдела занимался испытаниями новых образцов авиационной техники.

Врачу Борису Борисовичу Егорову было 26 лет, на момент полета он имел воинское звание капитана медицинской службы, окончил лечебный факультет 1-го Московского Ордена Ленина медицинского института им. И. М. Сеченова. Константин Петрович Феоктистов, 38-летний инженер-конструктор, работал вместе с Сергеем Королевым, был гражданским человеком, хотя вся его жизнь была связана с разработками в сфере ракетостроения.

18 марта 1965 года в космос отправились 39-летний подполковник авиации Павел Иванович Беляев (в день полета присвоено звание полковника) – выходец из истребительной авиации ВВС, и 30-летний майор Алексей Архипович Леонов (в день полета присвоено звание подполковника), тоже начинавший службу в истребительной авиации. Алексей Архипович Леонов впервые в истории мировой космонавтики вышел в открытый космос. Таким образом, Советский Союз не прекращал делать рекорды в области космонавтики.

За многие десятилетия космическая отрасль получила в нашей стране всестороннее развитие. Множество открытий и рекордов было совершено и поставлено советскими, а затем и российскими космонавтами. Профессия космонавта стала едва ли не самой престижной в Советском Союзе, сотни тысяч советских мальчишек грезили о космосе, для многих именно пример Гагарина определил жизненный путь, подтолкнув к поступлению в летные и авиационно-инженерные училища.

Сегодня космонавтика приобрела и новое значение. Вернулись времена противостояния великих держав, только сегодня конкуренция между ними разворачивается не только на суше и на море, но и в космосе. Не случайно США активно развивают космические силы, а американские государственные деятели не устают рассуждать о мнимой «космической опасности» со стороны России и Китая. Изучение космоса, развитие космонавтики – важнейшее условие не только сохранения паритета между противостоящими друг другу державами, но и шаг к вероятному использованию в будущем тех ресурсов и возможностей, которыми обладает космос.

«Военное обозрение» поздравляет всех, кто причастен к космонавтике, космической промышленности и вооружениям, а также всех читателей, всех граждан нашей космической державы, с этим знаменательным праздником – Днем космонавтики.

Источник

Adblock
detector