Меню

Чтоб выстрелом рваться вселенной навстречу

Багрицкий Э. Г. — Контрабандисты

По рыбам, по звездам
Проносит шаланду:
Три грека в Одессу
Везут контрабанду.
На правом борту,
Что над пропастью вырос:
Янаки, Ставраки,
Папа Сатырос.
А ветер как гикнет,
Как мимо просвищет,
Как двинет барашком
Под звонкое днище,
Чтоб гвозди звенели,
Чтоб мачта гудела:
«Доброе дело! Хорошее дело!»
Чтоб звезды обрызгали
Груду наживы:
Коньяк, чулки
И презервативы…

Ай, греческий парус!
Ай, Черное море!
Ай, Черное море.
Вор на воре!

Двенадцатый час —
Осторожное время.
Три пограничника,
Ветер и темень.
Три пограничника,
Шестеро глаз —
Шестеро глаз
Да моторный баркас…
Три пограничника!
Вор на дозоре!
Бросьте баркас
В басурманское море,
Чтобы вода
Под кормой загудела:
«Доброе дело!
Хорошее дело!»
Чтобы по трубам,
В ребра и винт,
Виттовой пляской
Двинул бензин.

Ай, звездная полночь!
Ай, Черное море!
Ай, Черное море.
Вор на воре!

Вот так бы и мне
В налетающей тьме
Усы раздувать,
Развалясь на корме,
Да видеть звезду
Над бугшпритом склоненным,
Да голос ломать
Черноморским жаргоном,
Да слушать сквозь ветер,
Холодный и горький,
Мотора дозорного
Скороговорки!
Иль правильней, может,
Сжимая наган,
За вором следить,
Уходящим в туман…
Да ветер почуять,
Скользящий по жилам,
Вослед парусам,
Что летят по светилам…
И вдруг неожиданно
Встретить во тьме
Усатого грека
На черной корме…

Так бей же по жилам,
Кидайся в края,
Бездомная молодость,
Ярость моя!
Чтоб звездами сыпалась
Кровь человечья,
Чтоб выстрелом рваться
Вселенной навстречу,
Чтоб волн запевал
Оголтелый народ,
Чтоб злобная песня
Коверкала рот,-
И петь, задыхаясь,
На страшном просторе:

Источник

Эдуард Багрицкий «Контрабандисты»

По рыбам, по звёздам
Проносит шаланду:
Три грека в Одессу
Везут контрабанду.
На правом борту,
Что над пропастью вырос:
Янаки, Ставраки,
Папа Сатырос.
А ветер как гикнет,
Как мимо просвищет,
Как двинет барашком
Под звонкое днище,
Чтоб гвозди звенели,
Чтоб мачта гудела:
«Доброе дело! Хорошее дело!»
Чтоб звёзды обрызгали
Груду наживы:
Коньяк, чулки
И презервативы.

Ай, греческий парус!
Ай, Чёрное море!
Ай, Чёрное море.
Вор на воре!

Двенадцатый час —
Осторожное время.
Три пограничника,
Ветер и темень.
Три пограничника,
Шестеро глаз —
Шестеро глаз
Да моторный баркас.
Три пограничника!
Вор на дозоре!
Бросьте баркас
В басурманское море,
Чтобы вода
Под кормой загудела:
«Доброе дело!
Хорошее дело!»
Чтобы по трубам,
В рёбра и винт,
Виттовой пляской
Двинул бензин.

Ай, звёздная полночь!
Ай, Чёрное море!
Ай, Чёрное море.
Вор на воре!

Вот так бы и мне
В налетающей тьме
Усы раздувать,
Развалясь на корме,
Да видеть звезду
Над бугшпритом склонённым,
Да голос ломать
Черноморским жаргоном,
Да слушать сквозь ветер,
Холодный и горький,
Мотора дозорного
Скороговорки!
Иль правильней, может,
Сжимая наган,
За вором следить,
Уходящим в туман.
Да ветер почуять,
Скользящий по жилам,
Вослед парусам,
Что летят по светилам.
И вдруг неожиданно
Встретить во тьме
Усатого грека
На чёрной корме.

Читайте также:  Во вселенной виноватых нет фанфик вигуки

Так бей же по жилам,
Кидайся в края,
Бездомная молодость,
Ярость моя!
Чтоб звёздами сыпалась
Кровь человечья,
Чтоб выстрелом рваться
Вселенной навстречу,
Чтоб волн запевал
Оголтелый народ,
Чтоб злобная песня
Коверкала рот, —
И петь, задыхаясь,
На страшном просторе:

Источник

Эдуард Багрицкий — Контрабандисты: Стих

По рыбам, по звездам
Проносит шаланду:
Три грека в Одессу
Везут контрабанду.
На правом борту,
Что над пропастью вырос:
Янаки, Ставраки,
Папа Сатырос.
А ветер как гикнет,
Как мимо просвищет,
Как двинет барашком
Под звонкое днище,
Чтоб гвозди звенели,
Чтоб мачта гудела:
«Доброе дело! Хорошее дело!»
Чтоб звезды обрызгали
Груду наживы:
Коньяк, чулки
И презервативы…

Ай, греческий парус!
Ай, Черное море!
Ай, Черное море.
Вор на воре!

Двенадцатый час —
Осторожное время.
Три пограничника,
Ветер и темень.
Три пограничника,
Шестеро глаз —
Шестеро глаз
Да моторный баркас…
Три пограничника!
Вор на дозоре!
Бросьте баркас
В басурманское море,
Чтобы вода
Под кормой загудела:
«Доброе дело!
Хорошее дело!»
Чтобы по трубам,
В ребра и винт,
Виттовой пляской
Двинул бензин.

Ай, звездная полночь!
Ай, Черное море!
Ай, Черное море.
Вор на воре!

Вот так бы и мне
В налетающей тьме
Усы раздувать,
Развалясь на корме,
Да видеть звезду
Над бугшпритом склоненным,
Да голос ломать
Черноморским жаргоном,
Да слушать сквозь ветер,
Холодный и горький,
Мотора дозорного
Скороговорки!
Иль правильней, может,
Сжимая наган,
За вором следить,
Уходящим в туман…
Да ветер почуять,
Скользящий по жилам,
Вослед парусам,
Что летят по светилам…
И вдруг неожиданно
Встретить во тьме
Усатого грека
На черной корме…

Так бей же по жилам,
Кидайся в края,
Бездомная молодость,
Ярость моя!
Чтоб звездами сыпалась
Кровь человечья,
Чтоб выстрелом рваться
Вселенной навстречу,
Чтоб волн запевал
Оголтелый народ,
Чтоб злобная песня
Коверкала рот,-
И петь, задыхаясь,
На страшном просторе:

«Ай, Черное море,
Хорошее море. »

Анализ стихотворения «Контрабандисты» Багрицкого

Стихи «Контрабандисты» Эдуарда Георгиевича Багрицкого были положены на музыку Виктором Семеновичем Берковским и стали известной авторской песней.

Стихотворение создано в 1927 году. Автору его исполнилось 32 года, не так давно он вместе с женой и сыном перебрался из Одессы в Москву. Его дебютная книга стихов еще только готовится выйти в свет. В жанровом отношении – остросюжетная морская история, почти песня. Рифмовка смешанная, есть и внутренняя рифма («мне – налетающей тьме»). Герой – в роли пограничника. События происходят в период НЭПа, когда частное предпринимательство вновь вошло в силу. Черноморское направление – одно из самых успешных для ввоза контрабанды в то время. Как горячие пирожки, расходились по рукам сумки, трикотаж, перчатки, кожаные вещи. Собственно, и в стихах перечислен тот же незатейливый товар: «коньяк, чулки и презервативы» (цена пачки последних могла равняться среднемесячной зарплате рабочего). Сам уроженец портового города, Э. Багрицкий мастерски описывает опасное, почти пиратское, ремесло. Три удалых грека под покровом ночи, с риском для жизни, несутся под парусом к берегу. Три пограничника тоже не спят. «Басурманское море» (имеется в виду близость Турции). «Виттовой пляской» (то есть, живо, напористо, как движения нервнобольного). Охота началась, как и схватка железных воль. Поэт, с детства страдавший астмой, сам не прочь оказаться на баркасе пограничников. Беспечным одесситом (со знаменитым «черноморским жаргоном») или охотником с наганом в руке, жадно ловящим трепет воровского паруса в воздухе. В заключительной строфе – сам отчаянный бой. Бешеный угар, исковерканные рты, беспорядочная пальба людей, которым нечего терять. Борьба ни на жизнь, а на смерть – каждый за свои идеалы, за свой мир. Но загнанный зверь здесь – нарушители советских декретов, враги «бездомной молодости». Страшная метафора: звездами сыпалась кровь человечья. Море, тьма и крики идейных врагов. Строй стихотворения подчеркнут ритмом, залихватскими рефренами «ай, Черное море!», «Доброе дело!», «Вор на воре!» Правдоподобия происшествию придают имена героев: Янаки, Ставраки, папа Сатырос. Образ ветра как разбойника. Сравнение: барашком. Повторы, анафора, град зычных восклицаний, инверсия (двинул бензин), прозаизмы, морские термины (бугшприт), лексика сочная, разговорная. Перечисления, умолчания, апострофа (обращение к молодости), идиома (кидайся в края). Эпитеты: оголтелый народ, страшном просторе, звонкое днище. Междометия. Яркое описание вечного ночного моря.

Читайте также:  Мы не одни во вселенной циолковский

Произведение «Контрабандисты» Э. Багрицкого – столкновение морской, воровской и революционной романтики.

Источник

Контрабандисты (Багрицкий)

← Ночь («Уже окончился день — и ночь…») Контрабандисты
автор Эдуард Георгиевич Багрицкий (1895—1934)
Песня об Устине →
Дата создания: 1927, опубл.: 1927. Источник: Эдуард Багрицкий . «Стихотворения и поэмы». — «Советский писатель. Москва-Лениград», 1964. — С. 66—68. — («Библиотека поэта. Большая серия»).

Контрабандисты

По рыбам, по звездам
‎ Проносит шаланду:
Три грека в Одессу
‎ Везут контрабанду.
На правом борту,
‎ Что над пропастью вырос:
Янаки, Ставраки,
‎ Папа Сатырос.
А ветер как гикнет,
‎ Как мимо просвищет,
Как двинет барашком
‎ Под звонкое днище,
Чтоб гвозди звенели,
‎ Чтоб мачта гудела:
«Доброе дело! Хорошее дело!»
Чтоб звезды обрызгали
‎ Груду наживы:
Коньяк, чулки
‎ И презервативы.

Ай, греческий парус!
‎ Ай, Черное море!
Ай, Черное море.
‎ Вор на воре!

Двенадцатый час —
‎ Осторожное время.
Три пограничника,
‎ Ветер и темень.
Три пограничника,
‎ Шестеро глаз —
Шестеро глаз
‎ Да моторный баркас.
Три пограничника!
‎ Вор на дозоре!
Бросьте баркас
‎ В басурманское море,
Чтобы вода
‎ Под кормой загудела:
«Доброе дело!
‎ Хорошее дело!»
Чтобы по трубам,
‎ В ребра и винт,
Виттовой пляской
‎ Двинул бензин.

Ай, звездная полночь!
‎ Ай, Черное море!
Ай, Черное море.
‎ Вор на воре!

Вот так бы и мне
‎ В налетающей тьме
Усы раздувать,
‎ Развалясь на корме,
Да видеть звезду
‎ Над бугшпритом склоненным,
Да голос ломать
‎ Черноморским жаргоном,
Да слушать сквозь ветер,
‎ Холодный и горький,
Мотора дозорного
‎ Скороговорки!
Иль правильней, может,
‎ Сжимая наган,
За вором следить,
‎ Уходящим в туман.
Да ветер почуять,
‎ Скользящий по жилам,
Вослед парусам,
‎ Что летят по светилам.
И вдруг неожиданно
‎ Встретить во тьме
Усатого грека
‎ На черной корме.

Читайте также:  Детская вселенная картонный игровой домик раскраска твой домик малыш

Так бей же по жилам,
‎ Кидайся в края,
Бездомная молодость,
‎ Ярость моя!
Чтоб звездами сыпалась
‎ Кровь человечья,
Чтоб выстрелом рваться
‎ Вселенной навстречу,
Чтоб волн запевал
‎ Оголтелый народ,
Чтоб злобная песня
‎ Коверкала рот,—
И петь, задыхаясь,
‎ На страшном просторе:
«Ай, Черное море,
‎ Хорошее море. »

Источник

Контрабандисты

По рыбам, по звездам
Проносит шаланду:
Три грека в Одессу
Везут контрабанду.
На правом борту,
Что над пропастью вырос:
Янаки, Ставраки,
Папа Сатырос.
А ветер как гикнет,
Как мимо просвищет,
Как двинет барашком
Под звонкое днище,
Чтоб гвозди звенели,
Чтоб мачта гудела:
«Доброе дело! Хорошее дело!»
Чтоб звезды обрызгали
Груду наживы:
Коньяк, чулки
И презервативы…

Ай, греческий парус!
Ай, Черное море!
Ай, Черное море.
Вор на воре!

Двенадцатый час —
Осторожное время.
Три пограничника,
Ветер и темень.
Три пограничника,
Шестеро глаз —
Шестеро глаз
Да моторный баркас…
Три пограничника!
Вор на дозоре!
Бросьте баркас
В басурманское море,
Чтобы вода
Под кормой загудела:
«Доброе дело!
Хорошее дело!»
Чтобы по трубам,
В ребра и винт,
Виттовой пляской
Двинул бензин.

Ай, звездная полночь!
Ай, Черное море!
Ай, Черное море.
Вор на воре!

Вот так бы и мне
В налетающей тьме
Усы раздувать,
Развалясь на корме,
Да видеть звезду
Над бугшпритом склоненным,
Да голос ломать
Черноморским жаргоном,
Да слушать сквозь ветер,
Холодный и горький,
Мотора дозорного
Скороговорки!
Иль правильней, может,
Сжимая наган,
За вором следить,
Уходящим в туман…
Да ветер почуять,
Скользящий по жилам,
Вослед парусам,
Что летят по светилам…
И вдруг неожиданно
Встретить во тьме
Усатого грека
На черной корме…

Так бей же по жилам,
Кидайся в края,
Бездомная молодость,
Ярость моя!
Чтоб звездами сыпалась
Кровь человечья,
Чтоб выстрелом рваться
Вселенной навстречу,
Чтоб волн запевал
Оголтелый народ,
Чтоб злобная песня
Коверкала рот,
И петь, задыхаясь,
На страшном просторе:

Источник