Меню

Костюмы по тематике космоса

Мода, устремленная в будущее: какой была одежда эпохи покорения космоса

Запуск первого спутника, полет Юрия Гагарина, первый человек на Луне — эти события взорвали старый мир. Космос моментально стал главной темой во всех сферах, даже в далекой от науки моде. Издательство «Новое литературное обозрение» выпустило на русском книгу дизайнера Барбары Брауни «Космические одежды. Мода в невесомости», в которой рассказывается о том, как одежда стала олицетворением технического прогресса. «Нож» публикует фрагмент, из которого вы узнаете, почему мода начала ориентироваться на костюмы космонавтов и как создавался необычный гардероб Барбареллы — самой сексуальной фантастической киногероини.

Одежда, как в практическом, так и в символическом отношении, играла важную роль в экспедициях на Луну: она давала человеку возможность ступить на поверхность Луны и в то же время олицетворяла технический прогресс человечества. В скафандре человек превращался в человека особой космической породы. Одна фотография «являла собой картину… радостного освобождения человечества, достигшего совершенного возраста», и в массовом сознании прочно закрепился образ облаченного в скафандр героя.

На фотографиях, сделанных НАСА в 1965 году, мы видим, как астронавт Эд Уайт, первый американец в открытом космосе, привязанный золотым тросом к «Джемини-4» и с головы до ног одетый в белое, парит над волнистой голубой линией земного горизонта, а в его золоченом шлеме отражается Тихий океан (см. ил. 1).

В своем скафандре он кажется существом более высокого порядка, чем обычный человек, — он свободен от силы притяжения, удерживающей людей на поверхности Земли, и может с орбиты обозреть все человечество.

Подобные фотографии поражали воображение многих людей, а дизайнеры в это время вырабатывали эстетику космической эры, выражая ее в плавных линиях и космических мотивах. В дизайне стола «Спутник» (1965) и торшера «Летающая тарелка» (1970), созданных Йонелом Лебовичи, присутствовали мерцающие акриловые диски, наводящие на мысль о космосе; были построены здания в стиле «гуги», похожие на летающие тарелки, в том числе «Космическая игла» Эдварда Карлсона в Сиэтле (1961) и «Тематическое здание» Международного аэропорта Лос-Анджелеса (1961), спроектированное фирмой Pereira & Luckman.

Модная индустрия стремилась создать современный образ, связывая его с молодостью, спортивной одеждой и космической эрой. «Повсюду был белый цвет»: в интерьере, дизайне различных предметов, одежде. Инженеры, работающие над созданием скафандров, выбирали белый цвет, чтобы астронавта было хорошо видно на черном фоне космического пространства, но для таких модельеров, как Андре Курреж, белый цвет не только отсылал к космическому полету, но и давал возможность подчеркнуть преобладание формы над текстурой.

Архитектурные формы в моде позволяли сделать акцент на «новой функциональности» с характерными для нее «удлиненными, угловатыми силуэтами», создавать которые оказалось возможным благодаря новым материалам и новым технологиям моделирования, заимствованным у инженеров.

Джейн Пэвитт отмечает парадоксальный характер этого оптимистичного, устремленного в будущее дизайна, который появился в тревожный период холодной войны. Мир был на грани катастрофы, а дизайнеры и потребители «с воодушевлением встретили» дизайн, который словно бы предвосхищал утопическое будущее.

Для модной индустрии и дизайна в целом «космические полеты стали неиссякаемым источником вдохновения».

На фотографиях из тематических серий, посвященных космической моде, модели стояли, гордо выпрямившись, выжидающе устремив взгляд вверх, а иногда словно бы парили в космическом пространстве. Сюзанна Балдайя полагает, что из таких образов и сформировался код, закрепившийся в моде и в журналах, которые знакомили читателей с дизайном космической эры.

Язык статей, которыми сопровождались подобные иллюстрации, изобиловал терминами и метафорами, относящимися к полетам в космос; в нем подчеркивались визуальные и вербальные отсылки к космической эре, равно как и связь между освоением космоса и современностью.

В сочетании с текстами, которые ей сопутствовали, мода космической эры словно бы воплощала модернистский нарратив человеческого прогресса, входящего, по мнению Александра Гепперта, в более обширное понятие «астрокультуры» — «образов и других культурных артефактов, которые наделяют значением космос, воздействуя при этом на коллективное воображение».

Хотя в космической гонке лидировали Советский Союз и Соединенные Штаты, на развитие моды космической эры оказали влияние прежде всего европейские дизайнеры.

Эстетику моды космической эры с ее белыми и металлического цвета костюмами, стилизованными под скафандр, шляпами, напоминающими шлем, комбинезонами, мини-платьями и обувью на плоской подошве сформировали Пьер Карден, Андре Курреж и Пако Рабан.

Коллекция Пьера Кардена Cosmocorps (1963–1964, см. ил. 2) будто бы намекала на возможность космического туризма в будущем.

Читайте также:  Фидер космос от фламинго

Ил. 2. В своей коллекции Cosmocorps (1963–1964) Пьер Карден предвосхитил космический туризм, дополнив костюмы высокими узкими сапогами из тканей металлического цвета и перчатками. На этой фотографии модели воспроизводят позы, в которых изображались астронавты НАСА: с широко расставленными ногами и взглядом, устремленным вдаль © Keystone-France/Gamma-Keystone

В коллекциях, созданных в середине и конце 1960-х годов Куррежем, «воплощен миф о будущем и о покорении космоса». Курреж считал, что «новые материалы способны совершить революцию» в моде. Используя специальные материалы, которые применяются для изготовления одежды летчиков и спортсменов, он начал создавать одежду из тканей с ацетилцеллюлозой.

Как раз в это время появились вещества, визуально усиливающие яркость материала, благодаря чему он смог добиться сияющих белых красок, которые словно бы светились днем и напоминали о «яркой стороне Луны».

Курреж первым начал выпускать мини-платья треугольного силуэта и, таким образом, разделил тело и одежду — одежда стала казаться невесомой. Понимая, что, если линию талии подчеркивать, она визуально делит фигуру пополам, Курреж стремился объединить верхнюю и нижнюю части фигуры в одно целое.

Его мини-платья ниспадали с плеч, расширяясь к подолу. В результате он добивался желаемого эффекта: одежда словно бы парила в невесомости, не соприкасаясь с телом, так что человек не ощущал ее на себе.

В 1965 году Питер Кнапп фотографировал коллекцию Куррежа Moon Girl для журнала Еllе, и на получившихся снимках модели как будто в невесомости плывут по страницам.

Мода космической эры отражала «стремление соответствовать окружающим нас образам«.Стараясь имитировать облик космонавтов, мода во многом опиралась на иллюстрации, которые НАСА публиковало в печатных изданиях.

На фотографиях модели, одетые в похожие на скафандры белые костюмы, смотрели вверх, как астронавты «Аполлона». Подражая позам астронавтов на снимках с первой высадки на Луну, они уверенно позировали, широко расставив ноги в высоких мягких белых или серебристых сапогах.

Их лица были частично скрыты напоминающими шлемы шляпами, которые могли быть самых разных форм — от пластикового пузыря, который в 1965 году придумал Эмилио Пуччи, до шлемов из осенне-зимней коллекции Пьера Кардена 1966/67 года (см. ил. 3).

Ил. 3. Шляпы-шлемы из осенне-зимней коллекции Пьера Кардена 1966/67 года в сочетании с напоминающими скафандры белыми пальто © Francois Pages/Paris Match

Эти образы были обращены к будущему, но, кроме того, иллюстрировали кардинальную разницу между воображаемыми космическими полетами, какими их представляла мода космической эры, и громоздкими, неудобными, не добавляющими фигуре привлекательности скафандрами, которые на самом деле носили космонавты.

Шляпы-шлемы воплощали несбывшиеся надежды космической моды — оставаясь отсылкой к полетам в космос, они были лишены какого-либо практического смысла.

Подобные модели позволяли рядовым гражданам в космическую эру приблизиться к космической эстетике, но в то же время подчеркивали расстояние, отделявшее особый мир профессиональных астронавтов от «земного» образа жизни гражданского населения.

Поскольку к моде космической эры не предъявлялись такие же требования, как к настоящим скафандрам, она могла опираться одновременно на реальность и вымысел. Не существовало границы между одеждой, созданной на основе фотографий НАСА, и моделями, заимствованными из научной фантастики, популярность которой в ту эпоху тоже возросла. Широкая публика воспринимала освоение космоса именно сквозь призму научной фантастики.

Благодаря научной фантастике жители Земли задумались о возможности полетов в космос. Когда человек высадился на Луне, грань между реальностью и научной фантастикой стерлась. С 1930-х годов «настоящее было постоянно устремлено к будущему… но теперь будущее стало чем-то общедоступным». То, что раньше представлялось неосуществимым, оказалось вполне возможным, а научная фантастика описывала реальные открытия и события. Необыкновенные фантастические картины будущего выглядели все более правдоподобными.

В 1976 году НАСА сделало приятный сюрприз любителям научной фантастики, на церемонии открытия сняв со своего первого шаттла чехол под музыку из сериала «Звездный путь» и назвав сам космический корабль «Энтерпрайз» в честь вымышленного звездолета из того же сериала.

Научная фантастика и прогнозы настолько слились между собой, что в массовом сознании граница между реальными и вымышленными сведениями о полетах в космос не проводилась.

Читайте также:  Фотки космоса с ракетой

Началась эпоха, которую Констанс Пенли называет «эпохой НАСА и „Звездного пути“», когда несложно было себе представить траекторию, по которой человечество из сегодняшнего дня, о котором говорит НАСА, мгновенно перенесется в завтрашний, каким он изображен в «Звездном пути».

В моде НАСА и «Звездный путь» также были тесно связаны между собой. В основе формы «Звездного флота» — экипажа вымышленного космического корабля — лежат эскизы и предложения исследователей из НАСА.

Возможно, самой наглядной иллюстрацией того, что мода космической эры черпала вдохновение в смеси реальных событий и научной фантастики, следует назвать костюмы, созданные Жаком Фонтере и Пако Рабаном к фильму Роже Вадима «Барбарелла» (1967). Костюмы, которые Фонтере и Рабан создали для главной героини фильма (ее играет Джейн Фонда), путешествующей по галактикам, напоминают модели из коллекций самого Рабана с характерными для них элементами из жесткой пластмассы и металла.

Ил. 4. Актриса Джейн Фонда в облегающем костюме, созданном Жаком Фонтере и включающем в себя боди, колготы, жесткий нагрудник и прозрачный шлем. Эту фотографию печатали на рекламных проспектах к «Барбарелле» в 1967 году © Bettmann/Contributor

Пока идут титры, предваряющие фильм, Фонда устраивает стриптиз в невесомости. В начале фильма она появляется в облике безымянного космонавта в серебристом скафандре — в громоздком костюме она похожа на любого из астронавтов НАСА.

По мере того как она постепенно снимает с себя костюм, обнаруживаются плавные линии женской фигуры, а когда она с волнующей медлительностью опускает светоотражающий козырек шлема, мы видим ее обольстительный взгляд.

Хотя необычный гардероб Барбареллы принес фильму известность, это лишь один из двух космических костюмов, в которых она появляется на экране, напоминая нам, что будущее высокой космической моды не за скафандрами, а за другой космической одеждой, которую можно будет носить, когда в скафандре нет необходимости.

Не всегда связь моды космической эры с освоением космоса была поверхностной. В практическом плане космическая гонка также оказала вполне ощутимое влияние на моду — и наоборот. Еще до начала космической гонки наметились возможности сотрудничества модной индустрии с авиацией, а позже и с космической промышленностью.

Производители уловили сходство между спросом на корсеты и спросом на костюмы для полетов на больших высотах. В обоих случаях речь шла прежде всего о давлении на тело извне. В авиации «использовались костюмы с механическим давлением», которые должны были «защищать пилотов, совершающих полеты на большой высоте, от воздействия ускорения и снижения давления», а новые тенденции в производстве корсетных изделий привели к появлению утягивающего белья с тщательно продуманной конструкцией, для изготовления которого часто применялись те же материалы.

Неслучайно одни и те же компании производили одежду обоих типов — оказалось, что фирмы, обладающие опытом в производстве корсетных изделий, располагают всем необходимым, чтобы изготавливать костюмы с противодавлением для других групп потребителей.

Такие компании, как Spencer Corset Company, Playtex и David Clark Company, занимались производством как утягивающего женского белья для розничной продажи, так и высотно- компенсирующих костюмов для заказчиков из авиационной отрасли, в том числе и НАСА.

Николас де Моншо подробно рассказывает, какую значимую роль производство нижнего белья играло в разработке скафандров, — в частности, о том, что швеи привыкли работать со схожими материалами и выполнять задачи, близкие к тем, что стояли перед инженерами НАСА.

НАСА предпринимало неудачные попытки усовершенствовать скафандр, в то время как работницы Playtex могли применять технологии сложной ручной работы, которые были вне компетенции инженеров НАСА. В конечном счете, утверждает де Моншо, своими первыми успехами в производстве скафандров НАСА было обязано «техникам ручного шитья… прошивки, кроя по косой и другим разнообразным и требующим особых навыков методам, которые всегда использовались при изготовлении одежды».

На заре первой космической эры казалось, что производство нижнего белья наряду с авиационной промышленностью позволит разработать передовые технологии для создания космического снаряжения. Однако частные поставщики НАСА еще не ставили перед собой настолько масштабных задач, чтобы обеспечить непрерывное развитие космической промышленности, когда государственные организации начали терять веру в космическую программу и интерес к ней.

Источник

Что из себя представляет современная космическая мода

В преддверии Дня космонавтики разбираемся, что из себя представляет мода на космос сегодня, почему логотип NASA так часто встречается в модных коллекциях, а заодно рассказываем об отличных «космических» вещах, которые можно носить хоть каждый день.

Читайте также:  Как нарисовать космос как по настоящему

По прогнозам аналитической платформы Lyst, космос должен был стать одним из ключевых трендов 2020 года в связи с планами исследования Марса. Судьба распорядилась несколько иначе, и нынешняя ключевая повестка сместилась на более приземленные проблемы, однако эта заминка все же временная.

Как правило, говоря о моде будущего, мы представляем работы дизайнеров-футуристов: Андре Куррежа, Пако Рабана и Пьера Кардена. Последний, кстати, даже принимал участие в создании скафандра для астронавтов. Тем не менее сегодня «космическая» мода – это в первую очередь технологии, а не дизайн.

Pierre Cardin, 1973 год

Полезные инновации, как и различные спецэффекты, активно внедряются в модную индустрию на протяжении не одного десятилетия. Мы уже видели плащи, становящиеся прозрачными при контакте с водой, футболки, вырабатывающие витамин С, кроссовки, считывающие пульс и зашнуровывающиеся самостоятельно, а также ткани, способные противостоять UV-лучам.

Тревожной весной 2020 года без любопытных новинок также не обошлось. Так, этим летом должны были состояться Олимпийские игры в Токио, к которым активно готовились не только спортсмены, но и спортивные бренды, лидирующие по части технологичных новинок.

Nike Space Hippie

К примеру, Nike представили новые беговые кроссовки, предоставляющие спортсменам дополнительную фору в соревнованиях. Созданы эти пары из «космического» мусора. Нет, речь тут, конечно, не о настоящем космосе: под этим термином подразумеваются обычные производственные отходы. Таким образом компания хотела привлечь внимание к проблемам экологии, и спортивные звезды – лучшие посланники доброй идеи.

Кроссовками дело не ограничилось: спортивный гигант выпустил коллекцию Space Hippie («Космические хиппи»). Работая над ней, команда представляла жизнь на Марсе, где почти нет ресурсов, намекая на то, что если мы не задумаемся о своих потребительских привычках и отношении к экологии, то и сами рано или поздно окажемся на безжизненной планете, причем без всяких колонизаций, которые затеял Илон Маск.

В космическую коллекцию вошли четыре силуэта, каждая пара создана из волокон Flyknit, состоящих преимущественно из переработанных футболок и бутылок.

Другой спортивный гигант adidas также решил не оставаться в стороне: еще в конце прошлого года компания объявила о начале сотрудничества с Национальной лабораторией США и МКС. В 2020 году adidas планировали отправить запас гранул Boost, из которых в том числе производят свои кроссовки, в орбитальную лабораторию в 408 километрах от поверхности Земли, чтобы изучить поведение материала в условиях космоса.

adidas SPACE RACE

Необычный эксперимент должен обеспечить adidas новыми сведениями о движении гранул во время формирования подошвы под воздействием пресса в условиях микрогравитации. Подобная информация может оказаться полезной и помочь создать кроссовки будущего – еще более комфортные и долговечные.

Значки, Heart of Moscow, каждый 300 руб.

Если же вам хочется поменьше вводных данных и побольше эффектов, то можете приглядеться к вещицам с соответствующими логотипами и символикой. Например, у российской марки Heart of Moscow есть отдельная линия примечательных значков «Космос ’61», выполненных в стиле ретрофутуризма. В этой коллекции есть путешественница Белка, спутник 55, луноход, космонавты, спутники и многое другое. Так что можете разместить космос на лацкане пиджака или пальто, создав небольшой сюжет с помощью нескольких значков.

Задумывались когда-нибудь, почему в последние годы такое огромное количество модных брендов использует логотип NASA и что, собственно, Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства думает о такой неожиданной интеграции в моду? Нет, дело не в жажде наживы: NASA не получают ни копейки от Puma, Nike, Alpha Industires и других любителей украсить свои вещицы подобным образом.

Дело в том, что NASA – государственная структура, которая не имеет права создавать коллаборации или мерч в коммерческих целях. Зато официальное разрешение на использование логотипа могут получить практически все желающие. Правила более чем просты и легко выполнимы: всего-то и нужно разместить логотип NASA подальше от логотипа бренда и не называть полученное изделие коллаборацией. Кажется, что абсолютный лидер по созданию таких космических коллекций – Херон Престон. В прошлом году он даже разместил нашивку NASA на комбинезонах для собак.

Источник

Adblock
detector