Меню

Название космоса по другому

Что в имени тебе моем: кто и как дает названия планетам и звездам

Знаете ли вы, кто и как присваивает имена небесным телам? За всем известными названиями звезд и планет иногда скрываются десятилетия споров, а некоторые из таких дискуссий не утихают до сих пор. Рассказываем, как получили свои наименования планеты Солнечной системы, на какой из них можно отыскать равнину Снегурочки и почему инклюзивность важна даже за пределами Земли.

Древние народы знали только о Солнце, Луне и пяти ближайших к Земле планетах: Меркурии, Венере, Марсе, Юпитере и Сатурне. Эти названия пришли к нам от римлян, именовавших небесные объекты в честь своих божеств. Все остальные планеты были открыты только после изобретения телескопа, и в космонимическом искусстве упражнялись уже ученые.

В 1781 году британский астроном Уильям Гершель обнаружил Уран. Его первым порывом было назвать открытый объект Звездой Георга — в честь короля Георга III.

К счастью, эта инициатива не увенчалась успехом, и астрономы решили продолжить традицию мифологических имен. Гершель выбрал Урана — отца Сатурна и деда Юпитера у римлян.

После изучения орбиты планеты было замечено несоответствие между ее фактическим положением и расчетным. Некоторые астрономы пришли к выводу, что рядом с Ураном находится большое космическое тело, влияющее на траекторию его движения. Эту планету обнаружили в 1845 году и назвали в честь бога морей Нептуном. Но в конце XIX века ученые предположили, что и он не последний в ряду. Эту теорию активно защищал Персиваль Лоуэлл, также прославившийся поисками каналов на Марсе. Девятую планету Солнечной системы он выслеживал до самой своей смерти, однако обнаружили ее только в 1930 году и нарекли в честь римского бога подземного царства.

Еще до открытия Урана, Нептуна и Плутона встал вопрос: какие имена присваивать их спутникам? Когда Галилей в 1610 году обнаружил четыре луны Юпитера, он назвал их Звездами Медичи в честь своих покровителей — влиятельной тосканской семьи. Почти одновременно с великим итальянцем разглядел спутники и немецкий астроном Симон Марий. По его мнению, эти объекты должны были называться по аналогии с известными планетами, и он предложил имена Меркурий Юпитера, Венера Юпитера, Сатурн Юпитера и Юпитер Юпитера. Марсу не нашлось места в такой классификации, да и знаменитый красный оттенок никак не проявился на поверхности лун.

Друг Симона астроном Иоганн Кеплер выбрал другие имена: Ио, Европа, Ганимед и Каллисто — в честь любовников и любовниц правителя Олимпа. Используются они и по сей день. Спутники, обнаруженные уже в ХХ веке, тоже мифологически связаны с Юпитером: его окружают кормилицы, жёны, дочери и даже внучки.

Похожая история произошла со спутниками Сатурна, открытыми в разное время. Поначалу астрономы просто нумеровали их, но различать луны самой окольцованной планеты Солнечной системы становилось всё сложнее. Когда их количество достигло семи, Джон Гершель, сын первооткрывателя Урана, предложил присвоить им имена титанов и титанид из античной мифологии: Мимас, Энцелад, Тефия, Диона, Рея, Титан и Япет. Первоначально спутники хотели назвать в честь детей Сатурна, но тот, по легенде, пожирал своих отпрысков, поэтому астрономы остановили выбор на его братьях и сестрах.

Космические названия сегодня

Обычно название космическим объектам присваивает Международный астрономический союз (МАС), существующий с 1919 года и недавно отпраздновавший столетие. Если вы никогда о нем не слышали, переживать не стоит: это те самые люди, которые решили, что Плутон больше не планета.

Читайте также:  Космос как предчувствие как снимался

Современные правила МАС, касающиеся небесной номенклатуры, стали чуть либеральнее. В конце концов, количество греческих и римских божеств ограниченно, а известных нам объектов в космосе становится всё больше. Выбор названия иногда может занимать долгие годы, поэтому МАС предостерегает астрономов от имен-фаворитов. Что, впрочем, не всегда останавливает ученых. Так, после получения детальных фотографий поверхности Плутона и его спутника Харона команда New Horizons выпустила карту неформальных названий холмов и гор этих космических объектов.

Правила планетной номенклатуры на удивление специфичны и зачастую противоречивы. Например, астероиды могут называться практически как угодно, но существуют определенные стандарты. Во-первых, недопустимы слишком длинные или оскорбительные имена. Необходимо, чтобы их можно было легко произнести и отличить от уже имеющихся. Запрещены любые бизнес-термины (прости, Илон Маск), а на клички животных смотрят с неодобрением. Можно предложить имя политика, военного, но только спустя сто лет после его смерти. Или даже историческое событие — но опять-таки не менее чем вековой давности. Финальное решение принимает специальный комитет.

Происхождение некоторых названий заслуживает отдельного рассказа.

Астероид 21 Лютеция — крупнейший из тех, что были когда-либо зафиксированы космическим аппаратом. Название ему дал французский астроном Герман Гольдшмидт, заметивший небесное тело с балкона своей парижской квартиры в 1852 году. Лютеция — это древнее поселение на месте нынешней французской столицы, а номер означает, что объект обнаружили 21-м по счету.

Другой астероид — 951 Гаспра — был открыт в 1916 году в Симеизской обсерватории. Его кратеры названы в честь известных земных курортов.

Совсем по-другому обстоит дело со звездами. Большинство из них, особенно те, что потусклее, обладают только координатами и индексом. Дать каждой осмысленное название было бы невыполнимой задачей: в Каталоге опорных звезд, который используется для навигации в космическом пространстве, сейчас перечислено 945 592 683 объекта. Самые крупные всё же получают имена, но в различных перечнях можно найти десятки названий одной и той же звезды, что создает сумятицу в астрономических кругах.

Для тех, кто горит желанием во что бы то ни стало присвоить имя какому-нибудь космическому светилу (а то и урвать там участок поверхности) и даже готов заплатить за это удовольствие, есть две новости. Хорошая: такие сервисы действительно существуют! Плохая: МАС не занимается продажей имен звезд или недвижимости на других планетах и спутниках Солнечной системы. Вы можете оставить сколько угодно денег на сайтах а-ля «назови звезду», но получите просто красивый сертификат с узорами, и его не признает ни одно астрономическое сообщество в мире. Выбранное имя будет действительно только в организации, которой вы заплатили.

В МАС существует тематическая система для наименования географических объектов планет, астероидов и спутников. Раньше они ассоциировались в основном с греческими или римскими богами, но со временем в космосе нашлось место и для других эпосов. Долины Меркурия названы в честь заброшенных городов (Angkor Vallis, Caral Vallis, Timgad Vallis), а кратеры Европы носят имена кельтских героев и небожителей (Rhiannon, Maeve, Elathan). Система Плутона и его спутников — Стикса, Харона, Никты, Кербера и Гидры — пристанище всякой античной фольклорной нечисти: собак, змеев, драконов, речных, подземных и ночных богов, — героев, отважившихся спуститься в царство теней, и даже мифических кораблей. А спутники Урана носят имена персонажей Шекспира. Сначала их называли только в честь персонажей «Бури», чтобы Урана окружали духи воздуха, но теперь среди спутников есть Офелия, Дездемона, Корделия и Джульетта.

Читайте также:  Кокс героев космоса 2

Долины Венеры диаметром более 400 километров называют словами, обозначающими саму планету на разных языках. Поэтому там встречается экзотическая Apisuahts (так нашу космическую соседку величают индейцы Канады), ацтекская Citlalpul и древнегреческая Kallistos.

Низменности же именуют в честь героинь мифов и сказок, например равнины Русалки и Снегурочки. Любой географический объект Венеры должен быть тезкой известной женщины (реальной или вымышленной).

Исключение составляют только горы Максвелла, а также области Alpha Regio и Beta Regio. Эти объекты получили свои наименования (первый — в честь английского физика, а в названиях второго и третьего использованы буквы греческого алфавита) до конца 1970-х годов, когда вступило в силу ономастическое фемправило.

Марсианские кратеры диаметром менее 60 километров носят названия земных поселков, чье население не превышает 100 тыс. человек. Не очень понятно, правда, что происходит, если количество жителей увеличивается. Возможно, кратер взрывают или людей начинают выселять.

Интересна история уже упомянутого спутника Плутона — Харона. Его первооткрыватель, американский астроном Джим Кристи, пообещал назвать объект в честь своей жены Шарлин (Charlene). Для этого он взял первую часть имени супруги и добавил суффикс «-он», чтобы придать слову флер научности. Однако даже у первооткрывателя были поводы для беспокойства: консервативное сообщество астрономов предпочитало мифологические названия. Главным фаворитом на тот момент было имя Персефоны, жены Плутона. Отчаявшись, Кристи открыл энциклопедию в надежде, что его придуманное название удастся хоть как-то связать с античной мифологией. К своему удивлению, среди персонажей он обнаружил Харона — перевозчика душ в загробном мире, и любящему супругу удалось отстоять свой вариант. Так что название спутника можно прочесть двояко: Харон подойдет любителям легенд, а Шарон — неисправимым романтикам.

Небесные объекты могут получать имена знаменитостей, но только через три года после их смерти. Иногда МАС нарушает собственные правила, поэтому просторы Вселенной уже бороздят астероиды Сандра Буллок, Том Хэнкс и Мег Райан.

Члены группы «Монти Пайтон» также удостоились чести вознестись на небосвод наравне с The Beatles и Йоко Оно. Но такого рода вольности чреваты печальными последствиями. В 2001 году астероиду 12 373 присвоили название Лэнс Армстронг, а спустя 10 лет легендарный велосипедист был дисквалифицирован и лишен всех регалий за применение допинга. Другому астероиду дали имя композитора и продюсера Фила Спектора, которого в 2009 году приговорили к пожизненному заключению за убийство.

Новые миры

Сегодня Международный астрономический союз сосредоточен на поиске названий для новых экзопланет — тех, что находятся за пределами Солнечной системы. В конце XX века ученые обнаружили всего несколько таких объектов, но со временем их становилось всё больше, поэтому МАС даже запустил собственный конкурс, победители которого смогут назвать небесное тело.

Иногда любительские варианты получаются откровенно неказистыми. Так, в 2017 году МАС выбрал 17 имен-победителей. В результате мы получили названия вроде Royaldutchastro в честь голландской Ассоциации метеорологии и астрономии, Brevardastro в честь Астрономического общества Бреварда и даже Thunder Bay в честь городка в Канаде.

Но порой предложения фанатов космоса оказываются довольно остроумными. Часто любители астрономии играют с номерами объектов, чтобы придумать подходящее название. Например, астероид 8191 стал тезкой французского математика Марена Мерсенна, исследовавшего простые числа (8191 — одно из них). А астероид 2037 получил непростое имя Трипаксетэлис (Tripaxeptalis). Если разложить эту бессмыслицу на слоги, то получится Три-пакс-сет-элис — арифметическая задача: число 2037 в три раза больше 679 и в семь раз — 291, а это номера астероидов Пакс и Элис соответственно.

Читайте также:  Космос год рождения бригада

Кроме того, благодаря конкурсу МАС народы по всему миру получают возможность увековечить собственные культурные коды в названиях небесных тел и несколько разнообразить пантеон забронзовевших идолов европейской Античности.

Звездный сексизм

Сестра Уильяма Гершеля Каролина была почетным членом Лондонского королевского астрономического общества, фактически проторила путь в эту науку женщинам, открыла восемь комет и три туманности — но не снискала и малой толики той славы, что досталась ее брату, разглядевшему на небе Уран. История Каролины типична и показательна не только для астрономии — даже в созвездиях мы находим десятки сюжетов, в которых женщины выставлены не в лучшем свете.

К сожалению, классическая мифология зачастую относилась к «слабому полу» презрительно-снисходительно. В то время как мужские образы сильных царей и завоевателей привычны, понятны и увековечены в космонимах, женским персонажам уготована незавидная роль.

Среди них созвездие Кассиопея, расположенное в Северном полушарии и названное в честь мифической царицы Эфиопии. Посейдон наказал ее за тщеславие, наслав на страну морское чудовище. Дочь Кассиопеи Андромеда тоже пострадала за грехи матери. Ее приковали к скале, где девушку должен был найти и изнасиловать монстр Кит. Согласно мифу, герою Персею удалось спасти Андромеду, но в созвездии царевна всё так же висит над морем на утесе, ожидая своей участи. Сама же Кассиопея была отправлена на небо на троне, но там она расположена вверх ногами.

Плеяды, также известные как семь сестер, — собрание звезд в созвездии Тельца. По легенде, когда-то они были нимфами, танцующими под ночным небом. Девушек заприметил и возжелал охотник Орион, после чего начал их преследовать. Многочисленные ухищрения сестер не помогли, и тогда Зевс поместил их на небо. Орион всё еще преследует своих жертв — тоже в виде созвездия.

Мужчины-астрономы обнаружат на небе более вдохновляющие ролевые модели.

Это истории героизма и побед, а не страха, унижения и покорности.

Даже сегодня космические миссии и транспорт получают имена мифических полубогов и великих мужчин. Корабль «Орион» назван в честь того самого охотника за семью сестрами. «Кеплер», «Галилео», «Коперник», «Кассини», «Улисс» (Одиссей) — вот далеко не полный список таких аппаратов. Даже в целом нейтральные названия «Вояджер» и «Пионер» «маскулинны» и связаны с образами мужчин, покинувшими родную землю и отправившимися навстречу неизведанному.

Если женщинам и находится место в космических миссиях, то их имена воспринимаются двояко. Так, аппарат, изучающий атмосферу Юпитера, назван «Юнона» — в честь римской богини, жены громовержца. По легенде, она обладала даром видеть сквозь облака и потому знала, с какой именно любовницей сейчас забавляется ее муж.

Лунная миссия «Артемида» носит имя греческой богини охоты, плодородия, целомудрия и материнства. Создается ощущение, что оно было выбрано потому, что Артемида — сестра Аполлона, в честь которого была названа первая космическая программа США.

Поиск имен для объектов внутри Солнечной системы и за ее пределами по-прежнему остается непростой задачей. Несмотря на стремление астрономов к условной нейтральности, на выбор часто влияют человеческий фактор и история, культура или политика конкретной нации. Большая часть названий всё еще «европоцентрична», связана с западной цивилизацией, хотя ситуация понемногу начинает меняться. Вместо нейтральности Международный астрономический союз взял курс на инклюзивность. Космических объектов хватит на все народы и культуры Земли, вне зависимости от их влияния на мировую историю. И первые шаги на этом пути уже сделаны.

Источник